18
окт

"Современник" рекомендует: рецензия на фильм Джима Джармуша "Патерсон"

/ 18 Октябрь 2017 в 14:08
264
"Современник" рекомендует: рецензия на фильм  Джима Джармуша "Патерсон"

Накануне в ОКЦ состоялось заседание рыбинского киноклуба «Современник», посвященное фильму Джима Джармуша «Патерсон». 

Джим Джармуш – представитель американского независимого кинематографа, кинорежиссер, сценарист и музыкант. Неоднократный призёр Каннского кинофестиваля (1984, 1989, 1993, 2005). «Его можно назвать поэтом одноэтажной Америки, провинции, где обретаются странные люди, маргиналы, мало похожие на голливудские образы стопроцентных американцев. Чаще всего герои Джармуша — иностранцы: венгры, финны, итальянцы, японцы. Его стиль несет на себе отпечаток джазовой импровизации», - такая характеристика творчества режиссера встречается на сайте Кино-театр.ру

Встреча открылась вступительной речью Бориса Крейна. Он рассказал зрителям о творчестве Джима Джармуша, об истории создания фильма, о главных героях, а также предупредил о том, что фильм необычен, в своем роде даже уникален, и его просмотр может вызвать очень широкий диапазон мнений: от восхищения до полного недоумения.

      

«Патерсон» снят Джимом Джармушем в 2016 году по его собственному сценарию. Был представлен на Каннском фестивале, номинировался на «Золотую пальмовую ветвь». Зрителям, ожидающим острой интриги и динамичного сюжета, скорее всего, придется разочароваться. Фильм можно назвать скорее атмосферным, чем сюжетным. Более того, следует настроиться на череду повторов и вариаций одних и тех же событий. Возникает ассоциация с известной лирической комедией Гарольда Рамиса «День сурка». Существенное различие состоит в том, что в «Дне сурка» бесконечно повторяются репетиции одного и того же дня, а здесь дни все же сменяются, но при этом они просто невообразимо похожи друг на друга. 

       

Итак, на наших глазах проходит неделя из жизни молодого поэта, который работает водителем автобуса в тихом провинциальном городке. Имя главного героя полностью совпадает с названием города, где он живет – Патерсон, а его роль исполняет известный актер Адам Драйвер, в чем прослеживается удивительная игра смыслов («драйвер» по-английски – водитель). Каждое утро герой просыпается в своей комнате, в объятиях молодой и прекрасной жены Лоры (иранская актриса Голшифте Фарахани). Он завтракает, идет на работу, садится за руль автобуса и везет пассажиров, невольно слушая их повседневные разговоры. Вечером возвращается домой, ужинает и отправляется на прогулку с милым и своенравным бульдогом по кличке Марвин (собака Нэлли, сыгравшая роль Марвина, получила специальный приз The Palm Dog Award на Каннском фестивале). Оставив Марвина ждать на улице, Патерсон заходит в бар выпить кружку пива. Там он является свидетелем разных забавных событий, приобретающих порой трагикомический оттенок. Например, в один из вечеров доблестно бросается спасать безответно влюбленного актера-неудачника, грозившегося застрелить себя из игрушечного пистолета с пластмассовыми пулями.

На другой день – снова пробуждение и тот же маршрут. Но это кажущееся однообразие заставляет внимательнее присматриваться к каждой детали, словно мы складываем таинственную мозаику или узор в калейдоскопе. Составляющие одни и те же, а новый рисунок все-таки неповторим. С каждым днем становится все интереснее: что же сегодня приснилось Лоре, на что в этот раз пожалуется вечный пессимист-водитель Дони (напарник Патерсона, который ежедневно сдает ему смену)? О чем станут беседовать старушки, дети или подростки в автобусе, что приготовит Лора на ужин, в каком настроении сегодня Марвин и что произойдет в баре? И поверх всех этих сменяющих друг друга вопросов – один, устойчивый, как лейтмотив, и, в то же время, почти не слышный, растворенный в мелочах и деталях: какие стихи сегодня напишет Патерсон? У него есть секретный блокнот, в который он ежедневно записывает новые строки. В основном, это происходит во время его обеденной прогулки к любимому водопаду. Слушая музыку падающей воды и глядя на сверкающие потоки, поэт соединяет отдельные строки в стихотворения. Строки эти издалека созвучны японской поэзии – по созерцательности, что-то есть в них и от лирики Эмили Дикинсон. Предметом вдохновения может стать даже коробок спичек. В действительности, у этих стихотворений есть известный автор – современный поэт Рон Паджетт. Некоторые из них были написаны специально для фильма. А стихотворение Water Falls («Вода падает»), которое по сюжету написала маленькая девочка, сочинил сам Джим Джармуш. 

В фильме множество поразительно тонких, едва уловимых и очень красивых пересечений, рифм, перекличек. Можно сказать, что весь фильм – не что иное, как воплощенное лирическое стихотворение. В самый первый день, когда Патерсон просыпается, Лора ему рассказывает свой сон. Ей приснилось, что у них есть дети-близнецы. А потом, уже через несколько дней, у автобусного парка Патерсон случайно встречает девочку лет десяти, которая ждет маму и сестру. В ходе их беседы выясняется, что у нее есть такой же секретный блокнот, и она тоже пишет стихи. Юный поэт читает Патерсону свое стихотворение «Вода падает», и оно по-настоящему восхищает героя. Вдобавок ко всему, оказывается, что девочка и ее сестра – близнецы, и это таинственным образом возвращает нас к сюжету сна Лоры. 

Так же случайно однажды вечером Патерсон встречает возле прачечной прохожего, сочиняющего на ходу рэп (культовый рэпер Метод Мэн). 

К этим случайным встречам, в свою очередь, находится еще одна рифма: финальная беседа героя с ученым и поэтом из Японии (Масатоси Нагасэ) у водопада. В свой выходной день Патерсон пребывает в очень грустном настроении по той причине, что любимый бульдог Марвин растерзал на мелкие клочки его секретный блокнот. От стихотворений, которые он так бережно записывал, ничего не осталось. Несмотря на то, что Лора уже давно просила любимого сделать копию блокнота, он все никак не мог найти для этого времени, и стихи существовали только в единственном экземпляре. Японец словно прочитывает смятение поэта на его лице, подсаживается к нему, чтобы побеседовать, и открывает свой блокнот, страницы которого исписаны аккуратными иероглифами. Рассказывая о себе, он признается, что изучает англоязычную поэзию и сам пишет стихи, но только на японском, без перевода, потому что «читать стихи в переводе – все равно, что стоять под душем в плаще». На неожиданный вопрос нового знакомого, не поэт ли он, Патерсон, немного подумав, отвечает: «Нет, я просто водитель автобуса». Но японец слишком мудр, чтобы так легко обмануться в своих наблюдениях. Сначала он заявляет, что водить автобус – это очень поэтично. Его слова заставляют задуматься и… согласиться. Разве нет поэзии в дорожной ленте, в линии горизонта, в сменяющихся картинках за окном, в неторопливых беседах пассажиров? Разве ее нет в каждом из этих дней, которые слагаются в недели, месяцы, годы? Затем японец задает еще несколько уточняющих вопросов, в том числе, о жизни и творчестве Уильяма Карлоса Уильямса, земляка и любимого поэта Патерсона, и, видя мгновенное оживление на лице собеседника, торжествующе восклицает: «Ага!» Это ободряющее, немного озорное междометие не оставляет сомнений в том, что таинственный путешественник «вычислил» поэта в главном герое. И не случаен его прощальный дар – чистый блокнот, как возможность и дружеский совет – начать с чистого листа, отпустить все, что потеряно, и продолжать свой путь. На следующий день Патерсон записывает уже новое стихотворение в новый блокнот. 

Кроме линии главного героя, очень важна в фильме и линия его жены Лоры. Её яркая, экзотическая красота явно свидетельствует о восточном происхождении, что подчеркивает и звучащая время от времени восточная музыка, и сюжеты ее снов (смесь индийского и иранского колорита). При этом в одном из диалогов героев сквозит упоминание о Данте и его возлюбленной Лауре. Очевидно, что Лора является музой 

Патерсона, но, в отличие от Лауры Данте – она близка и открыта. Муза, которая всегда рядом. Она печет пироги и капкейки, забавно раскрашивает стены и занавески, перемазав щеки краской, ласково разговаривает с бульдогом, как с ребенком, разучивает песни под гитару, коверкает имя Уильяма Карлоса Уильямса, по-детски доверчиво рассказывает сны, и бесконечно, искренне, самоотверженно любит своего поэта. Она всем сердцем верит в то, что его стихи когда-нибудь станут известны не меньше, чем творчество знаменитого Уильяма Карлоса Уильямса. Патерсон лишь улыбается в ответ на это, но он безмерно благодарен своей любимой за такую веру в него. В одном из его стихотворений звучит мотив невозможности жизни без нее: «Если тебя вдруг не станет, то мое сердце разорвется». Скромный провинциальный Данте и его прекрасная восточная Лаура нашли друг друга в этом маленьком городке, в этой огромной Вселенной. 

      

Обсуждение подтвердило, что фильм действительно вызывает у разных зрителей очень непохожие впечатления. Наверное, это зависит от мировоззрения, жизненных ценностей, склада характера, стилистических и жанровых предпочтений. Вспомнилось недавнее высказывание Андрея Звягинцева: «Не только мы смотрим фильмы, но и фильмы смотрят нас». Кто-то посетовал, что течение жизни в городе Патерсоне уж слишком размеренно и спокойно, кто-то сделал вывод, что такой любви и таких отношений не существует в реальности, а кто-то и вовсе вычитал во всём сплошную иронию, обращенную к провинциальной действительности, и чуть ли не чеховский призыв «В Москву! В Москву!» (в данном случае, наверное, «в Вашингтон!», - ну или что-то в этом роде). Но самое главное, этот удивительный, ни на что не похожий фильм-стихотворение запомнился, отразился в душах, прозвучал в них ровным шумом дороги и завораживающей музыкой водопада. 

Мне же вспомнились и другие рифмы, переклички, отзвуки – из тех книг и впечатлений, к которым довелось прикоснуться недавно. Например, строки из книги норвежского поэта-лесоруба Ханса Бёрли, недавно переведённой нашими земляками на русский язык: 

Это событие столь мало, 

Что почти ничего не значит. 

Но в этом 

Все твое существо. 

Ведь на Земле с тобой происходит именно это: 

Ты живешь. Просто живешь. 

(перевод Е. Матвеева) 

Поделитесь с друзьями новостью


или зарегистрироваться