29
Март

5 лет системе назначения глав регионов в Российской Федерации

/ 29 Март 2010 в 16:53
461

Международный институт политической экспертизы (МИПЭ) и агентство "Minchenko GR consulting" в исследовании "5 лет системе назначения глав регионов в РФ", проводившемся с декабря 2009 по март 2010 г., при помощи авторитетных экспертов дают оценку эффективности сложившейся к 2010 году системы назначения глав регионов и прогнозируют контуры ее дальнейшего развития. При подготовке итогового доклада использовались контент-анализ СМИ и других открытых источников, метод экспертных интервью и удаленное анкетирование. Всего в опросе приняли участие более 50 экспертов. На условиях анонимности в исследовании приняли участие действующие губернаторы (из этических соображений главам региональных администраций не задавались вопросы относительно процедуры принятия решений), сотрудники органов федеральной и региональной власти, ряд депутатов ГД РФ, а также эксперты, работающие на государственные структуры. Для более точного представления результатов исследования, все эксперты, принявшие участие в опросе, были разделены на две группы: "независимые эксперты" и "эксперты, близкие к власти", поскольку оценки этих категорий экспертов серьезно отличаются.

В первую очередь экспертов попросили оценить, насколько система назначения глав регионов решила те задачи, которые были озвучены в процессе отмены прямых выборов РФ в 2004 году. Максимальная оценка - 10 баллов. Как выяснилось, независимые эксперты скептически оценивают достигнутый за 5 лет результат.

Решение задач, стоявших перед системой "назначения глав регионов". Мнение независимых экспертов

Улучшение управляемости регионами из федерального центра - 6

Снижение влияния бизнес-групп на региональную политику - 5

Сохранение территориальной целостности страны - 5* (серьезное расхождение мнений экспертов)

Снижение террористической угрозы - 3

Устойчивый экономический рост регионов - 2,5

Повышение профессионализма губернаторского корпуса - 2,5

Устойчиво низкие оценки большинства избранных для анализа показателей во многом объясняются их статусом в глазах экспертов - они легитимировали решения, а не являлись их причиной. Таким образом, достижение только одной цели - управляемости регионами из федерального центра - получило у экспертов оценку выше пяти баллов. 6 баллов указывают на то, что властная региональная элита, по мнению экспертов, стала более управляемой из центра. Произошел своеобразный размен: губернаторы согласились на свою назначаемость в обмен на полную свободу действий в отношении местного самоуправления. Как раз после введения новой системы прокатилась целая волна уголовных дел против мэров - в ряде случаев давних противников губернаторов. Таким образом, местное самоуправление оказалось заложником новых отношений между центром и региональной властью.

Наибольшие разногласия у опрошенных экспертов вызвала цель реформы "сохранение территориальной целостности страны". Часть независимых экспертов сочла ее не задачей, а лишь формальным предлогом и поставила 0 баллов. Другие же, напротив, оценили вклад системы назначения в решение данной задачи достаточно высоко и выставили 8-9 баллов. Таким образом, полученная в итоге оценка 5 баллов весьма условна, мнения экспертов слишком серьезно разошлись. Интересно, что "снижение террористической угрозы" получило всего 3 балла, то есть система назначения глав регионов практически никак не повлияла на решение этой проблемы, хотя после Беслана именно этим и была объяснена вся реформа политической системы. Не видят независимые эксперты и корреляции между экономическим ростом регионов и назначением губернаторов - оценка всего 2,5 баллов. Эксперты, приближенные к власти, напротив, выделяют в качестве решенных с помощью реформы задач: достижение управляемости и сохранение территориальной целостности (8,5 и 9,5 баллов, соответственно).

Решение задач, стоявших перед системой "назначения глав регионов". Мнение экспертов, близких к власти

Сохранение территориальной целостности страны - 9,5

Управляемость регионами из федерального центра - 8,5

Снижение террористической угрозы - 6,5

Повышение профессионализма губернаторского корпуса - 6,5

Снижение влияния бизнес-групп на региональную политику - 6,5

Устойчивый экономический рост регионов - 6

Меньше всего расхождений в оценке решенных задач у двух групп экспертов вызвал тезис о снижении влияния бизнес-групп на региональную политику. Так или иначе, оценки свидетельствует о среднем уровне решенности данной задачи. Следует также оговориться, что речь идет исключительно об уменьшении влияния региональных бизнес-групп, поскольку, по мнению ряда экспертов, влияние федеральных бизнес-групп только выросло. Повышение профессионализма в корпусе глав регионов замечают только близкие к власти эксперты.

TOP-10 губернаторов

По мнению опрошенных экспертов, к числу наиболее эффективных губернаторов на конец 2009 г. - начало 2010 г. можно отнести следующие фигуры (в алфавитном порядке):

А. Артамонов (Калужская область), Р. Кадыров (Чеченская Республика), В. Кресс (Томская область), Ю. Лужков (Москва), Е. Савченко (Белгородская область), А. Ткачев (Краснодарский край), А. Хлопонин (Красноярский край), О. Чиркунов (Пермский край), М. Шаймиев (Татарстан), В. Шанцев (Нижегородская область).

Наибольшие разногласия среди экспертов вызвали фигуры Ю. Лужкова и Р. Кадырова - если некоторые высоко оценивают их деятельность, другие, наоборот, склонны считать их действия контрпродуктивными. Общим основанием для зачисления в данный субъективный список "лучших из лучших" служит серьезный вызов, который так или иначе требуется преодолевать главе региона. Другими словами, они смогли добиться успеха в непростой социальной среде (полицентричный и полиэтничный регион), или в сложной экономической ситуации (привлечь серьезные инвестиции в прежде прозябавший регион), смогли минимизировать влияние сильных политических противников, или исправить тяжелую криминогенную обстановку. В списке 10 лучших нет губернаторов-новичков и всего три руководителя регионов, которые не были в свое время избраны всенародным голосованием (В. Шанцев, Р. Кадыров, О. Чиркунов). Интересно, что набравшие у экспертов наибольшее количество баллов региональные лидеры к моменту завершения исследования расстались со своими должностями - М. Шаймиев ушел с поста президента Татарстана, а А. Хлопонин повышен до вице-премьера-полномочного представителя президента в Северо-Кавказском федеральном округе.

Чтобы оценить эффективность отдельных элементов, характеризующих систему назначения глав регионов, МИПЭ попросил экспертов посмотреть на них в динамике. С точки зрения экспертов, эффективность системы отбора претендентов была достаточно низкой в 2005-2007 гг. Это во многом было связано с тем, что в рамках компромисса элит президент был вынужден переназначать действующих губернаторов, обеспечивая их лояльность к новой системе. Затем эффективность несколько возросла в 2008-2009 гг. благодаря ряду удачных назначений. Но, прогнозируя ее развитие, эксперты не так уж уверены в дальнейшем росте эффективности - скромные 5 баллов. Эксперты солидарны в том, что публичность назначений в последние два года возросла и в том, что критерии отбора претендентов стали все-таки более формализованы и понятны.

  Оценки показывают, что публичность была невысокой на всех этапах - с незначительным ростом. Однако динамика в росте публичности назначений определенно прослеживается. Этому способствует и уверенность экспертов в том, что введение партийного списка претендентов добавляет процессу публичности. По оценкам экспертов, в следующие два года президентства Медведева публичность может еще немного возрасти. Формализация критериев отбора претендентов показывает относительный рост в 2008-2009 гг., так как на первом этапе формализация была минимальной - оценка 2 балла. Эксперты уверены, что можно ожидать дальнейшего повышения роли формальных факторов назначении глав субъектов РФ. Таким образом, такие параметры системы как публичность и формализация процедуры, скорее всего, продолжат рост.

Скептически независимые эксперты оценивают и соответствие назначений заявленным критериям. Тем не менее, итоговые оценки показывают, что определенные надежды с "медведевской системой" связаны - возможен небольшой рост показателя "соответствие формальных критериев отбора претендентов принятым кадровым решениям" (прогноз на краткосрочную перспективу - 4 балла).

Хотя оценки близких к власти экспертов в среднем выше в два раза, чем у независимых, тренд остается. Практически по всем параметрам система показывает положительную динамику. Не видят изменений близкие к власти эксперты в эффективности системы отбора претендентов. На протяжении всех 5 лет, по их мнению, эффективность отбора остается на среднем уровне (6 баллов).

Кадры решают все. Критерии и факторы отбора кандидатов

Практически все факторы, зачисленные в группу "объективных", получили у экспертов высокие оценки, указывающие на их значимость при принятии кадровых решений. Интересно, что разница в оценках независимых и близких к власти экспертов на этот раз оказалась не столь серьезной (в среднем расхождения составляют 1-1,5 балла). Неожиданно для исследователей влияние электоральной и экономической значимости регионов как ключевых факторов незначительно снижается.

Национальный регион как фактор играет существенную роль (по оценкам на протяжении всех 5 лет - около 7 баллов). Однако нельзя сказать, что в одном из периодов работы системы назначений к лидерам национальных регионов применялись особые критерии. Так, в 2005 году ушли в отставку А. Дзасохов (Северная Осетия) и В. Коков (Кабардино-Балкария), в 2006 году - М. Магомедов (Дагестан) и Х. Совмен (Адыгея) в 2007-2009. За этот же период переназначены: М. Рахимов (Башкирия), М. Шаймиев (Татарстан), М. Зязиков (Ингушетия), К. Илюмжинов (Калмыкия). В будущем с учетом наметившегося обострения отношений на Кавказе эксперты считают, что вес национального фактора вновь возрастет, а значит, этот фактор будет серьезно влиять на кадровые решения.

Факторы возраста и продолжительности пребывания на посту, по мнению экспертов, и это ожидаемо, начинают играть существенную роль. Возраст не имел никакого значения в 2005-2007 гг. В 2008-2010 гг. ситуация поменялась. С другой стороны, не все эксперты считают, что возраст можно отнести к той же группе факторов, что и экономическую значимость региона. Что же касается количества сроков, то президент уже озвучил свою позицию - четвертый срок только как исключение.

Из анализа оценок значимости ситуативных факторов можно сделать вывод - система замены высших региональных чиновников выглядит не полностью отлаженным механизмом. Она часто опирается на различные субъективные факторы. Например, высший региональный чиновник может быть заменён после неудовлетворительных, по мнению федерального центра, результатов выборов (7 баллов) или из-за антипатии к губернатору президента и премьера, поэтому вес и влияние личных отношения с ними очень высоки (до 7 баллов).

Формализованные, статистические процедуры оценки деятельности глав регионов (Минрегионразвития, Росстат и др.), несмотря на свой высокий юридический статус (постановление Правительства, указ Президента) по-прежнему слабо влияют на кадровые решения. Некоторые эксперты, впрочем, видят положительную динамику и рост влияния формализованных оценок на итоговые решения по замене глав регионов, и надеются на умеренный рост влияния в будущем. Не факт, что этим надеждам суждено сбыться. Когда анкеты рассылались региональным администрациям, из одной области поступил обратный звонок с просьбой пояснить, о каких именно 43 пунктах и какого указа Президента идет речь. Несмотря на серьезные потрясения кризисного 2009 года фактор значимости социальной напряженности получил ровные средние оценки. В этом отношении стоит обратить внимание на такой фактор, как "контроль главы региона над уровнем местного самоуправления", пока независимые эксперты не видят его динамики и оценивают значимость низко.

Значимость фактора партийной принадлежности главы региона, по мнению экспертов, невелика. Практически это означает, что, зачистив большую часть губернаторов-коммунистов на начальном этапе, власть более не опасается экспериментировать. На должности губернаторов стали назначать представителей оппозиционных партий (назначение Н. Белых, переназначение Н.Виноградова). Возможно, эксперимент будет продолжен. В этом отношении и поддержка со стороны "Единой России" выглядит, по мнению экспертов, не самым значимым фактором.

Поддержка крупного регионального бизнеса как значимый фактор снижается, поддержка же федеральных бизнес-групп остается на достаточно высоком уровне. Также эксперты обращают внимание на фактор межклановой борьбы на федеральном уровне, когда выбор того или иного кандидата может осуществляться в пику конкурирующей группе влияния. Немаловажным является и фактор политической конъюнктуры, когда кадровые решения являются сигналом для региональных элит, как это было в феврале 2009 г. с одновременной отставкой четырех губернаторов.

Близкие к власти эксперты очень высоко оценивают роль коррупционных скандалов в кадровых решениях по главам регионов (прогноз на среднесрочную перспективу - 8 баллов). Вероятным объяснением является все еще ожидающейся эффект от кампании по борьбе с коррупцией, начатой Медведевым. Можно назвать по крайней мере четырех губернаторов, лишившихся своих постов во многом из-за коррупционных скандалов. Н.Киселев (Архангельская область), Н. Колесов (Амурская область) Е. Строев (Орловская область) ушли в добровольную отставку, соответственно, в апреле, октябре 2008 года и феврале 2009 года. Отставкам предшествовали многочисленные скандалы и уголовные дела в отношении членов их команды и лично губернатора (Н.Киселев). Отставка Алексея Лебедя (Хакасия) в связи с окончанием полномочий, долгое время находившегося под следствием по уголовному делу, произошла в конце 2008 года. Сыграли свое роль коррупционные скандалы и в уходе в феврале 2010 г. челябинского губернатора П. Сумина. С другой стороны, С. Дарькину (Приморский край) и О. Богомолову (Курганская область), которые также оказались в центре коррупционных расследований, удалось сохранить губернаторские кресла.

Проходному претенденту желательно иметь опыт сразу в двух сферах: в исполнительной власти и бизнесе (в качестве наемного менеджера или владельца не очень крупного собственного). Идеально подкрепить эти два факта биографии личным знакомством с Дмитрием Медведевым. Эксперты также считают, что в ближайшие два года омоложение губернаторского состава продолжится. (Экспертный опрос был начат до известия об уходе М. Шаймиева и М. Алиева).

Ставка на "силовиков", которая по инерции еще имела место в 2005-2006 гг., себя не оправдала. Единственным новым силовым назначенцем Медведвева стал военный Ю. Евкуров, который в 2008 году сменил в Ингушетии фсбшника М. Зязикова. В то же время эксперты прогнозируют рост значимости кадровых резервов. По мнению экспертов, даже значимость кадрового резерва "Единой России", которая пока никого из своих резервистов в губернаторы и претенденты не продвинула, может возрасти в ближайшей перспективе. Но не стоит преувеличивать значения резервов, считают эксперты, - оценки 4 балла Президентскому резерву и 3 балла партийному больше похожи на аванс.

Практика "назначения варягов" была достато распространенной как в 2005-2007 гг., так и в 2008-2009 гг., на что и указывают оценки экспертов. В 2005 году были назначены "варяги-губернаторы": А. Тишанин (Иркутская область), В. Шанцев (Нижегородская область), Г. Боос (Калининградская область), М. Мень (Ивановская область), А Карлин (Алтайский край) и О. Кожемяко (Корякский автономный округ). В 2007 году: С. Митин (Новгородская область), В. Наговицын (Республика Бурятия), Н. Колесов (Амурская область), И. Слюняев (Костромская область). Всего 10 человек. В 2008 году 7 новых назначенцев являлись "варягами": В. Гаевский (Ставропольский край), И. Михальчук (Архангельская область), И. Есиповский (Иркутская область), Н. Белых (Кировская область), О. Ковалев (Рязанская область) и снова О. Кожемяко (Амурская область), Б. Эбзеев (Карачаево-Черкессия). В 2009 году Д. Медведев представил еще 4 варягов: А. Козлов (Орловская область), А. Гордеев (Воронежская область), И. Федоров (Ненецкий АО) и Д. Дмитриенко (Мурманская область). Среди последних назначений Д. Медведева к варягам можно отнести только Н. Комарову, которая должна заменить А. Филипенко на посту руководителя Югры.

Эксперты осторожно прогнозируют падение интереса к назначению в регион людей со стороны. Фактор проживания и работы в регионе постепенно увеличивает свою значимость: ставка будет делаться на кандидатов, хорошо знакомых с местной спецификой. Тем более, что кадровая скамейка в центре во многом выбрана.

Остаться губернатором: "технологии переизбрания/назначения"

По мнению независимых экспертов, наиболее удачными и эффективными технологиями в новых условиях являются "хорошие" результаты выборов и GR-активность в центре - точечная коммуникация с лицами, принимающими решения. Судя по назначению Михаила Юревича в Челябинскую область, фактор эффективного политического менеджмента и способности претендента обеспечивать электоральный результат будет возрастать.

Внизу списка, как наименее эффективные, оказались социологические опросы и всевозможные манипуляции со статистикой. Необычно, что близкие к власти эксперты достаточно высоко оценивают влияние на лиц, принимающих кадровые решения, такой технологии как PR-кампания в федеральных СМИ. Независимые эксперты данную распространенную технологию воздействия на общественное мнение оценили скромнее.

Технологии борьбы при отсутствии прямых выборов серьезно видоизменились. Но наиболее эффективной по-прежнему остается контроль политического пространства региона и GR-активность в центре. Во многих случаях, как отмечали эксперты, массированное использование сразу всех технологий демонстрирует растущую неуверенность губернатора. Как это произошло в случае замены Эдуарда Росселя.

Наиболее искушенные в аппаратной борьбе региональные лидеры (Ю. Лужков, М. Рахимов, М. Шаймиев, отчасти Р. Кадыров) используют метод намеренного точечного обострения ситуации: обычно выбирают себе мишень в виде того или иного федерального политика или иногда критикуют отдельное решение центра. Но Ю. Евдокимов (Мурманская область) недооценил свои возможности, вступив в прямое противостояние с "Единой Россией", и в результате вынужден был подать в отставку. Ю. Лужков, кроме "зарубки с отдельными персонажами", постоянно выжимает максимум из уникальной электоральной и экономической значимости Москвы.

Интересной технологией долгосрочного выживания следует признать наличие крупных федеральных проектов в регионе. Эту технологию, к примеру, использовал для своего переназначения С. Дарькин. Саммит АТЭС стал весомым аргументом в пользу его второго переназначения. Впрочем, в арсенале руководителя Приморского края всегда была главной технология точечной коммуникации, а так же позиционирования в качестве безусловного провайдера федеральных инициатив, и работа с информационным пространством, налаживание потока хороших новостей из региона.   Антигубернаторские технологии

Экспертов попросили оценить технологии, применяемые противниками губернаторов для их снятия и оказания воздействия на Президента России с целью непереназначения.

Развитие технологий "антигубернаторской" направленности в новых условиях явно отстает. Как видно из экспертных оценок, они на порядок менее эффективны и сопряжены с непредсказуемыми результатами. Относительно эффективными способами воздействия на лиц, принимающих решения по кадровым перестановкам, стали: личная дискредитация, вброс компромата, а также намеренное привлечение внимания к проблемам регионов. Но отставке губернатора вероятнее всего будет способствовать целая комбинация технологий и факторов. Например, к отставке Н. Колесова в Амурской области привела целая совокупность факторов - после антигубернаторского "пакта элит" последовала намеренная дестабилизация ситуации, публикации в федеральных СМИ и даже привлечение местных силовиков для оказания еще большего давления на Колесова. Часть экспертов считают, что в похожей ситуации оказался и М. Зязиков (Ингушетия), против которого были применен весь арсенал средств оказания давления на федеральный центр с целью замены главы регионы.

Меньшая эффективность антигубернаторских технологий, помимо прочего, вызвана необходимостью проведения более сложных комбинаций. Мало убрать действующего главу, надо еще выиграть второй акт и посадить в кресло своего человека. А это не всегда возможно. Яркий пример: мэр Пскова Михаил Хоронен вел кампанию против Михаила Кузнецова (губернатор Псковской области), но в итоге, когда губернатор ушел в отставку, и сам М. Хоронен стал безработным. Похожий сценарий имела отставка главы правительства республики Тува Шериг-оола Ооржака, которая произошла при сверхактивных усилиях председателя Законодательной палаты Великого Хурала Василия Оюна, который также через какое-то время лишился должности.

Система принятия решений по назначениям

Данный блок посвящен оценке сравнительного влияния на кадровые решения по губернаторским позициям институтов российской власти и отдельных ее представителей. Эксперты сходятся только в одном - наиболее влиятельным институциональным игроком является Администрация Президента. Возможности всех остальных игроков независимые эксперты оценили гораздо ниже, но особенно велика разница в оценке влияния федерального руководства партии "Единая Россия". Независимые эксперты поставили только 4,5 балла, близкие к власти эксперты оценивают высшее партийной руководство на 7 баллов - лишь чуть ниже Администрации Президента и Правительства РФ.

Влияние полпредов как института независимые эксперты оценили на 3,5 балла, близкие к власти эксперты - на 5 баллов. И "вес" персоналий неравномерен. Эксперты отмечают, что В. Ишаев (Дальневосточный ФО.) и И. Клебанов (Северо-Западный ФО) несколько более влиятельны, чем остальные полпреды. Впрочем, некоторые эксперты называли ситуации, в которых мнение полпредов было проигнорировано.

Персональное влияние. Оценки независимых экспертов

Медведев Дмитрий. Президент РФ - 8,5

Путин Владимир. Председатель Правительства РФ - 8

Сурков Владислав. Первый заместитель руководителя Администрации Президента РФ - 7

Нарышкин Сергей. Руководитель администрации Президента РФ - 5

Собянин Сергей. Заместитель председателя Правительства РФ - Руководитель Аппарата Правительства РФ - 5

Сечин Игорь. Заместитель председателя Правительства РФ - 4,5

Говорун Олег. Начальник Управления Президента РФ по внутренней политике - 4,5

Грызлов Борис. Председатель ГД РФ, председатель высшего Совета партии "Единая Россия" - 4

Дубик Сергей. Начальник Управления Президента РФ по вопросам государственной службы и кадров - 4

Володин Вячеслав. Секретарь Президиума Генерального совета партии "Единая Россия" - 3,5

Бортников Александр. Директор ФСБ РФ - 3

Беглов Александр. Заместитель руководителя администрации Президента РФ - 2,5

Чуйченко Константин. Помощник Президента РФ, руководитель контрольного управления Администрации Президента РФ - 2,5

Абрамов Александр. Помощник Президента РФ - 2,5

Патрушев Николай. Секретарь Совета безопасности РФ - 2

Бастрыкин Александр. Председатель Следственного комитета при Генпрокуратуре РФ - 2

Громов Алексей. Заместитель руководителя администрации Президента РФ - 2

Чайка Юрий. Генеральный прокурор России - 1,5

Шойгу Сергей. Министр РФ по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий - 1,5

Тимакова Наталья. Пресс-секретарь Президента РФ - 1,5

Иванов Виктор. Руководитель Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков - 1,5

Нургалиев Рашид. Министр внутренних дел РФ - 1

Басаргин Виктор. Министр регионального развития РФ - 1

Персональное влияние. Оценки близких к власти экспертов

Персоны российской политики Оценка влияния Медведев Дмитрий - 10

Путин Владимир - 9,5

Сурков Владислав - 8

Нарышкин Сергей - 8

Собянин Сергей - 7

Сечин Игорь - 6

Говорун Олег - 5,5

Грызлов Борис - 5,5

Бортников Александр - 5

Шойгу Сергей - 5,5

Володин Вячеслав - 4,5

Патрушев Николай - 4

Нургалиев Рашид - 4

Беглов Александр - 4

Чуйченко Константин - 4

Бастрыкин Александр - 4

Дубик Сергей - 3,5

Чайка Юрий - 3,5

Иванов Виктор - 3,5

Абрамов Александр - 3,5

Громов Алексей - 2,5

Басаргин Виктор - 2,5

Тимакова Наталья - 2

Как видно, наиболее влиятельные лица российской политики - это два первых номера властной иерархии - Президент и премьер-министр. Все остальные фигуранты им значительно уступают. Как отмечают эксперты, в период президентства Владимира Путина основные решения по губернаторам принимались в Администрации президента РФ, а лидерами основных конкурирующих групп были заместители главы его Администрации - Владислав Сурков и тандем Игоря Сечина и Виктора Иванова. После избрания на пост президента Дмитрия Медведева возросла роль в назначениях председателя правительства, а также его заместителя-руководителя аппарата Сергея Собянина. В то же время основные решения все же вырабатываются в Администрации президента и одобряются лично президентом, в то время как Путин вмешивается в ситуациях с наиболее экономически привлекательными регионами. Эксперты прогнозируют рост влияния Дмитрия Медведева и Администрации президента на кадровые назначения.

Влияние остальных лиц, включая большую часть представителей "силового" блока и министра регионального развития, сильно ограничено. Эксперты достаточно скромно оценили вклад силовых структур (Н. Патрушев, А. Бастрыкин, Р. Нургалиев, С. Шойгу, А. Бортников, В. Иванов) в региональную кадровую политику, однако необходимо понимать, что они, и в особенности ФСБ, предоставляют собой мощнейший негативный фильтр. А ФСБ, что наиболее важно, имеет полномочия и возможности проводить оперативную проверку кандидатов.

Крупный бизнес в системе назначений: TOP-10 российских компаний, влияющих на процесс назначения губернаторов регионов (в алфавитном порядке):

Газпром, Лукойл, Норильский Никель, Российские технологии, РЖД, Роснефть, Русал/Базэл, Ренова, Сибнефть, ТМК.

Представленный выше список наглядно показывает, что, по мнению экспертов, сегодня государственные компании - это наиболее серьезные игроки на "рынке назначений". Таким образом, лоббистский ресурс крупных компаний во многом объясняется персональным влиянием руководителей, считают эксперты. Назвать фигуру, которую непосредственно пролоббировал Газпром, сложно. Тогда как "Ростехнологии", очевидно, поспособствовали получению губернаторских кресел В. Артяковым и И. Есиповским, причем последний сменил в Иркутске ставленника ОАО "РЖД" А. Тишанина. Впрочем, постоянная борьба лоббистов за Иркутск привела к назначению в 2009 году "равноудаленного" питерского Д. Мезенцева. Немалую роль в отставке неуступчивого Э. Росселя сыграла позиция "Ростехнологий", что, кстати, несколько ослабило позиции "Реновы", имевшей хорошие отношения со свердловским губернатором. Но не все компании используют проактивную тактику. К примеру, ТНК-ВР заняла четкую позицию - не ввязываться ни в какие лоббистские игры вокруг назначений и всегда работать с действующим губернатором. Однозначное мнение экспертов - влияние бизнес-групп значительно ослабло с момента отмены выборов глав регионов. Исключением являются компании, которые возглавляют выходцы из Санкт-Петербурга. Так, к примеру, некоторые эксперты уже после состоявшихся назначений в Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа отнесли к числу усиливающихся лоббистов Геннадия Тимченко.

Поделитесь с друзьями новостью


или зарегистрироваться